ПОРТАЛЬНЫЕ ВЕТКИ САЙТА/"ВЛАДИМИР РУСАНОВ"


© www.pechora-portal.ru, 2002-2006 г.г.
 
 

 
К 115-летию Александра Степановича Кучина
 

 

Путь его в бессмертие пролег

   
115-летие со дня рождения русского морехода и полярника Александра Кучина отметили на его родине — в Онеге. Научно-практическая конференция и творческий вечер, в ходе которых были, в частности, продемонстрированы два новых документальных фильма, ранее не транслировавшиеся по ТВ; экскурсии; открытие нового здания Онежского историко-мемориального музея...
    Организации всей праздничной программы и гостеприимству у онежан могли бы поучиться и хозяева иных громких столичных форумов; самые теплые слова заслужили глава администрации Онеги и Онежского района Александр Варакин, заведующая районным отделом культуры Надежда Можайцева. Но главным героем торжеств был сам полярный капитан Кучин, один из выдающихся самородков поморской земли.



«Русский телом и душой»

   Многое ли можно успеть в 24 года? Александр Степанович Кучин в семнадцать лет был юнгой на норвежских судах, в двадцать на таких же — уже капитаном. В 19 лет издал «Малый русско-норвежский словарь» — если не самый первый, так один из первых в России. Кстати, лингвистические способности его были незаурядными. Норвежским он овладел за год, английские и немецкие специальные сочинения по океанографии читал без словаря. Работал в Норвегии на Бергенской биологической станции, где очень скоро попал в число ближайших учеников выдающегося ученого профессора Бьорна Хелланда-Хансена. По личной рекомендации Фритьофа Нансена сам Руал Амундсен берет его как океанографа в экспедицию 1910-1911 годов, венцом которой стало покорение Южного полюса. Для него было сделано единственное исключение из рекомендации парламента — стортинга, предписывавшего экипажу «Фрама» быть исключительно норвежским... Никто не сомневался, что молодого исследователя ждала блестящая карьера в Европе. Но в 1912-м Кучин, недаром говоривший о себе: «Я русский телом и душой», возвращается в Россию. И буквально через две недели соглашается на предложение известного полярного исследователя Владимира Русанова стать капитаном экспедиционного куттера «Геркулес». Вместе с Русановым он руководит работами на Шпицбергене. Тогда были найдены и закреплены за Россией обширные месторождения каменного угля...
   До этого была напряженная и успешная учеба в России — Архангельское торгово-мореходное училище он окончил в 1909 году с золотой медалью. Известно его активное участие в политической жизни. Он, в частности, был среди тех, кто в Норвегии издавал и переправлял в Россию нелегальную социал-демократическую литературу. Казалось бы, и счастье в личной жизни было так близко: в декабре 1911 года состоялась помолвка с 18-летней дочерью «норвежского Шоу» — замечательного публициста и журналиста Андреаса Поульсона. Переписка Александра и Аслауг, воспоминания об их отношениях — трогательный памятник чистой и искренней взаимной любви.
   Эти сведения сами по себе способны удивить, даже если бы речь шла о сыне крупного промышленника, или офицера, или ученого, получившем блестящее домашнее образование и возможность не думать о хлебе насущном. Отец же будущего капитана «Геркулеса» Степан Григорьевич, в детстве лишившись своего отца, начинал свой путь в море зуйком — мальчишкой, на которого ложилась вся черновая и подготовительная работа в быте поморов — от приготовления пищи до ловли мелкой рыбешки на наживку. Учась на гроши, отчаянно трудясь, пробивался он в люди - стал штурманом, затем капитаном. Но все же нужда в семье, жившей в селе Кушерека, была страшная. Чай пили раз в неделю. Да что чай! Мать Александра Кучина, Фекла Андреевна, вспоминала о начале семейной жизни: «Жених... в чужой шубейке женился — своей не было. Как привез он меня — андель-бог, самовару и того нету. Изба така — небу видать, птички перелетывают...» В такой-то обстановке родился и провел детские годы первенец Кучиных Александр. Он ходил в море с четырнадцати лет. Какими же способностями, силой воли, мужеством, трудолюбием надо было обладать, чтобы в этих условиях добиться таких успехов!


Русановцы: безумство храбрых

  
Шпицберген — по-русски Грумант — осваивался поморами еще в XVI веке. Однако в силу разных причин закрепить права России на эти земли или пользование ими не удалось, и к началу ХХ века на богатый каменным углем Шпицберген претендовали многие страны и просто авантюристы - частные лица. В этих сложнейших условиях во главе русской экспедиции на северный архипелаг встал Владимир Александрович Русанов. К своим тридцати семи годам он имел за плечами пять замечательных по результатам экспедиций на Новую Землю. Именно он в феврале 1912 года пригласил Кучина в качестве капитана и океанографа в свою экспедицию. Оба они выехали в Норвегию и вскоре приобрели там куттер «Геркулес». В конце июня из Александровска-на-Мурмане (ныне Полярный) экспедиция вышла в море.
   С заданиями на Шпицбергене русановцы справились блестяще, собрав богатейшие коллекции, проведя геологические и иные исследования, а главное, поставив 28 столбов- «заявок», закрепляющих российские права на Шпицбергене. Отчет об экспедиции был переправлен в Россию на попутном пароходе. «Геркулес» с одиннадцатью членами команды двинулся на восток. В составе экспедиции была и невеста Русанова — француженка Жюльетта Жан-Соссин, судовой врач...
   Среди ученых до сих пор нет единого мнения даже о том, какую цель тем самым преследовал Русанов. Пытался ли он северо-восточным проходом достичь Тихого океана, что до того удалось сделать только Нильсу Норденшельду на шхуне «Вега» в 1878-1879 годах, или его задача была более скромной и практичной — исследовать устья сибирских рек, прежде всего Енисея? Загадка - одна из многих. Известно, Русанов был твердо убежден в существовании в Арктике особого ответвления Гольфстрима, а значит, и пространств, свободных ото льда...
   Как бы то ни было, последний раз «Геркулес» видели на Новой Земле 31 августа 1912 года. Очевидцы вспоминают веселого, оживленного Владимира Русанова, тепло прощавшегося с ними. Его проводили на «Геркулес» троекратным ружейным салютом. Между тем погода в тот день не благоприятствовала отплытию. Над горами Новой Земли было много «сердитых» белых облаков, дул сильный восточный ветер. Это, по приметам поморов, означало, что из Карского моря движутся разбитые льдины. Последняя весть от Русанова — телеграмма, оставленная в одном из ненецких становищ на архипелаге: «...Занимались гидрографией. Штормом отнесены южнее Маточкина Шара. Иду к северо-западной оконечности Новой Земли, оттуда на восток. Если погибнет судно, направлюсь к ближайшим по пути островам: Уединения, Новосибирским, Врангеля. Запасов на год. Все здоровы. Русанов». Исследователи предполагают, что мыс Желания — северную оконечность Новой Земли — «Геркулес» все же обогнул и беспрепятственно вышел в Карское море.


Больше об экспедиции не было никаких известий.

   
Горе родителей, близких Александра Кучина было безмерным. Трудно спокойно читать вот эти чуть неуклюжие, но в самом деле написанные кровью сердца строки Степана Григорьевича:

Где ты, где, мой сын любимый?
Где ты гибнешь, мой родной?
Ты взываешь — я не слышу,
Только чувствую душой.
Там, где горы ледяные,
Там, где вечные снега,
Там, где лета не бывает,
Где всю зиму стоит тьма...
Ты зачем ушел, мой милый,
Зачем бросил ты родных?
Бросил ты свою невесту,
Бросил ты друзей своих...
Отец с матерью горюют,
Сестры плачут о тебе,
Так проходит год за годом.
Ты ответь нам: где ты, где?


     Долго продолжала верить, надеяться и ждать и невеста Александра. Несколько лет она поддерживала постоянную переписку с его родителями. В отечественной литературе даже распространена красивая легенда о том, что Аслауг ждала любимого всю жизнь. На деле впоследствии она дважды была замужем. Впрочем, какой-то рок, кажется, тяготел над несчастной женщиной. Ее первый супруг, норвежский моряк, погиб вскоре после свадьбы. Вторично она вышла замуж уже в весьма зрелом возрасте. Детей у нее не было. Скончалась Аслауг Поульсон сравнительно недавно — в 1987 году — в доме для престарелых. Есть одна деталь, которая странным образом объединяет ее с ее первым возлюбленным и его отцом. Как и у Александра Кучина и Степана Кучина, погибшего в блокадном Ленинграде, у Поульсон нет своей могилы. Дело в том, что она завещала свое тело для научных целей, а в Норвегии таких людей хоронят в общей могиле...
    Но вернемся к трагедии «Геркулеса». Лишь в 1914 году Морское министерство под давлением общественности снарядило поисково-спасательную экспедицию; руководил ею кумир юношеских лет Кучина - прославленный норвежец Отто Свердруп. Но поиски, в которых в общей сложности участвовали четыре судна, были безрезультатны, а с началом мировой войны прекратились вовсе.



Их вызывает Таймыр

   
После революции охотники на Таймыре нашли и предали земле тела двух мужчин в морской форме. Кто эти двое моряков, неизвестно до сих пор. Позднее были многие экспедиции, в том числе специальные, снаряжавшиеся в 70-е годы «Комсомольской правдой» с участием Дмитрия Шпаро и Александра Шумилова, а в последние годы Орловской государственной телерадиокомпанией (ОГТРК) — Русанов родился в Орле. Были находки. Так, в 1934 году в архипелаге Мона в Карском море обнаружили столб с вырезанной надписью «Геркулесъ. 1913», сломанные старые нарты и фрагмент патронного ящика. Островок этот так и назвали — Геркулес. Личные вещи русановцев были найдены на острове, получившем затем имя матросов Василия Попова и Александра Чухчина. Многочисленные находки на материке — на Таймыре. В частности, летом 2000 года участники экспедиции ОГТРК обнаружили фрагменты человеческих останков в районе горы Минина на Таймыре. Для идентификации их по генетическому материалу у родственников Александра Кучина и других участников экспедиции брали специальные анализы.
   Увы, исследователей ждало разочарование. Найденные останки, как показала экспертиза, содержат большое количество радиоактивного стронция. По-видимому, этот район оказался в зоне заражения после одного или нескольких ядерных испытаний на Новой Земле. В итоге, увы, генетический материал оказался поврежденным, идентификация по нему - невозможной.
    Экспертам удалось определить основные приметы человека, череп и кости которого обнаружены. Это был мужчина-европеоид. На момент гибели ему было не более тридцати; рост — около 168 сантиметров. Известны некоторые другие его приметы, даже хронические болезни. Словом, это вполне может быть Александр Кучин, судя по немногим сохранившимся данным о его внешности. Более того, удалось доказать, что останки не могут принадлежать большинству других участников экспедиции.
    В материалах к фильму, собранных архангельскими тележурналистами, есть любопытная запись беседы с профессором Виктором Звягиным, руководителем отдела идентификации личности республиканского центра судмедэкспертизы. Исследователь признается, что лично вполне уверен: найдены останки именно капитана Кучина...
    Однако с научной точки зрения доказательств пока все же недостаточно. Судьба последней экспедиции Владимира Русанова и Александра Кучина таит еще много, слишком много загадок.

Энтузиасты — как орловцы, так и москвичи — надеются собрать новую экспедицию на Таймыр.

    
Обо всем этом участники торжеств узнали из фильмов, подготовленных орловскими и архангельскими тележурналистами. Работа архангельских журналистов из ГТРК «Поморье» — руководителя проекта Светланы Буш, режиссера Алексея Угарова, оператора Виктора Еремеева — содержит еще и элемент расследования. Не избегают авторы фильма и острых моментов. В кадре не только родственники Кучина, не только норвежские журналисты, музейные работники, сообщающие интереснейшие биографические детали, но и известные российские историки, исследователи Арктики: Вадим Старков, Владислав Корякин. От них мы узнаем и то, что напрасно замалчивается на юбилейных торжествах. Так, есть мнение, что «Геркулес», купленный на правительственные деньги, Русанов, по сути, просто угнал для нужд своего частного проекта. Считают также, что никаких «запасов на год» на 20-метровом куттере не было. Об этом, в частности, говорил еще Рудольф Самойлович, работавший с Русановым на Шпицбергене. Говорят, и не без оснований, что суденышко это совершенно не годилось для плавания во льдах, а среди 11 человек экипажа были серьезные исследователи, но не было людей с практическим опытом зимовок...
    Что ж, немодные ныне слова Горького о «безумстве храбрых» здесь очень уместны. Как и слова о песне в честь этого высокого «безумства».

   Помнит Русь могучая
   Капитана Кучина,
   Путь его в бессмертие пролег...

    Эта песня Бориса Шломовича на слова Евгения Токарева в исполнении ансамбля «Онежские жемчужины» особенно трогала сердца участников праздничных торжеств. Пусть же и в самом деле так будет на долгие годы. Пусть память о бесстрашном мореходе и выдающемся исследователе сохранят еще многие поколения России, великой и могучей страны — такой, какой хотел видеть ее капитан «Геркулеса».

 

Станислав ЗЕЛЯНИН, Онега-Северодвинск